close
Новости

По следам «ивантеевского стрелка» — Агентство Бизнес Новостей

В апреле 1999 года вооруженные американские старшеклассники Эрик Харрис и Дилан Клиболд пришли в школу и расстреляли тринадцать человек, из которых двенадцать — подростки в возрасте 15-18 лет; более двадцати человек получили ранения. Трагедия в школе «Колумбайн» стала одной из самых мрачных страниц американской истории.

Дмитрий Курдесов

Руководитель движения «За безопасность»

События в «Колумбайн» вдохновили не только известного режиссера Гаса Ван Сента, который по событиям расстрела в школе снял фильм «Слон», удостоенный «Золотой пальмовой ветви» — главного приза Международного кинофестиваля в Каннах, но и тысячи одиноких и несчастных подростков по всему миру, для которых Эрик и Дилан стали героями для подражания.

Накануне, 5 сентября 2017 года девятиклассник Миша Пивнев, три года мечтавший отомстить одноклассникам за унижения и издевательства, вооруженный кухонным топориком и пневматическим (по другим данным — травматическим) пистолетом, который украл у отца, пришел в школу №1 в Ивантеевке (Московская область).

В кабинете информатики парень ударил топориком по голове, а затем выстрели в лицо 39-летней учительнице. После разбросал по классу самодельные дымовые шашки и открыл беспорядочную стрельбу: «Я пришел сюда сдохнуть!» — кричал он. Дети, находившиеся в классе, от страха стали выпрыгивать из окон второго этажа. В результате три ребенка получили травмы и были срочно госпитализированы.

Подросток планировал повторить «подвиг» американских подростков Эрика и Дилана. Свои намерения не скрывал и предупреждал о скорой расправе одноклассников. На страничке парня в социальной сети «ВКонтакте» много фотографий, где он позирует с оружием, даже псевдоним, который Миша взял себе в интернете, отсылает к бойне в «Колумбайн».

«Неважно, что происходит вокруг, как ко мне относятся, я задумываюсь, нужен ли я здесь… жизнь прекрасна, друзья, но порой уж лучше смерть. И может лучше если бы я был на месте Эрика и Дилана…», — слова подростка, оставленные на страничке в «ВКонтакте» несколько месяцев назад.

Реализовать главную и единственную мечту Мише помешали сотрудники полиции, подоспевшие в считанные минуты после первых выстрелов: охранник школы нажал тревожную кнопку. Сейчас подросток дает показания, но уже сегодня, по «горячим» следам, можно сделать несколько, к сожалению, печальных выводов.

После расстрела в школе «Колумбайн» известный режиссер-документалист Майкл Мур снял фильм «Боулинг для Колумбины», получивший множество наград, в том числе премию «Оскар». В фильме Мур анализирует, что побудило обычных американских подростков на массовое убийство, и среди прочего называет свободную продажу огнестрельного оружия.

У подмосковного стрелка, к счастью для всех, кто 5 сентября находился в школе в Ивантеевке, не было «серьезного» оружия, весь арсенал Миши состоял из кухонного топорика и пневматического пистолета. Совершенно точно нас всех ждала бы совсем другая, более печальная история, если бы в доме подростка хранилось огнестрельное оружие, — например, охотничий карабин или дробовик. В США подросткам оружие купила совершеннолетняя подруга.

Второе, на что следует обратить внимание — психическое (и психологическое) состояние российских школьников. Не скажу за всю Россию, но в петербургских школах, их почти 400 штук, категорически не хватает психологов, которых при урезании бюджета директора сокращают в первую очередь. Психологи, однако, выполняют в школе важную, возможно, самую важную функцию — выявляют на ранней стадии психические отклонения у ребенка, которые могут привести к сильнейшему эмоциональному взрыву, а в результате — суициду или стрельбе по одноклассникам.

По рассказам родителей, друзей Миши, он готовился к нападению на школу несколько лет. Вел дневник, не скрывал своих намерений и в день расстрела у себя на страничке в социальной сети написал: «delete my life: 05.09.2017» («удалите мою жизнь»). Ребенок не просто просил о помощи, он кричал, но никто не обратил на него должного внимания, и даже накануне трагедии, когда Миша рассказал нескольким знакомым, что завтра в школе «устроит теракт», его проигнорировали.

Безусловно, наличие школьного психолога не исключает аналогичной трагедии, которая произошла в Ивантеевке 5 сентября. Школьный психолог не супермен, он только обязан наблюдать за учениками и вовремя сигнализировать о возможном неадекватном поведении ребенка. Последний год Миша, склонный к суициду, лечился у психиатра, но, мое предположение, все лечение сводилось к формальностям: подросток не получал необходимой помощи ни в школе, ни дома, ни в стационаре.

Третье — действия охранника. Охранник после звука первых выстрелов нажал тревожную кнопку и начал эвакуацию детей. Но вопрос, как подросток, минуя охрану, проник в школу с оружием, остается без ответа. Впрочем, школьный охранник часто ограничен в служебных правах, а если в его должностных инструкциях и специальном положении не прописана проверка рюкзаков учеников, то пронести в школу можно все, что угодно, включая огнестрельное оружие.

Констатация очевидного факта — в школу идут охранники самой низкой квалификации, и причина тому во многом скрыта в процедуре выбора частной охранной организации.

Побеждает на государственных торгах не тот, кто предложил качественные услуги, а тот, кто готов уложиться в самый минимальный бюджет, а значит вместо профессиональной защиты дети и их родители, а также учителя получат видимость наличия охраны.

Источник: https://abnews.ru/2017/09/06/ivaneevskij-strelok-kolonka/

Оставить Комментарий